Зулай Абуезидовна Сулейманова

* 1934

  • "Во время второй компании нам некуда уже было бежать и мы остались в родном селении. Я с дедушкой и наш внук. Солдаты убивали невинных и мародерничали, как могли. Так нам пришлось терпеть голод и все тяжести военного времени. Не осталось такого человеку, у которого не убили бы родственника в эту войну."

  • "У нас была соседка, примерно моя ровесница. Она увидела зашедших в дом людей в военной форме и с автоматами, испугалась, выбежала. Стоявший во дворе солдата расстрелял эту девушку. Узнав об этом, ее отец, запертый в конюшне, попытался вырваться оттуда и прийти домой, но когда он попытался сбежать оттуда, его тоже расстреляли. Нам пришлось похоронить эту девушку. Похоронили во дворе под окном, и только спустя 15 лет, когда мы вернулись, мы выкопали ее останки и похоронили на кладбище как подобает."

  • "По пути я не помню, чтобы нас останавливали на вокзала. Нас останавливали только на открытых местностях, где пешком нельзя добраться для людей, чтобы при остановке никто не сбежал. Останавливали поезд на 10-15 минут, и если люди не успевали вернуться в вагон, поезд уезжал и люди оставались холодной зимой в открытых полях и умирали там."

  • "Рядом с нами был завод по изготовлению извести. Туда отправили работать моего отца и мою мать. Нам выдавали талоны на еду. На ребенка – 100 гр хлеба, на взрослого – 200 гр хлеба. Есть было нечего, все равно голодали. Люди ходили в лес, чтоб собирать ягоды и разные травы. Утром уходили в лес и многие не возвращались. Умирали там от холода, ослабшие от голода не могли вернуться и там умирали. В этих нечеловеческих условиях все заболели тифом, и половина населения погибла от этой страшной болезни."

  • Full recordings
  • 1

    Groznyj, 15.03.2010

    (audio)
    duration: 15:25
    media recorded in project Чеченская судьба
Full recordings are available only for logged users.

Люди оставались холодной зимой в открытых полях и умирали там...

Zulai as a child
Zulai as a child

  Сулейманова Зулай Абуезидовна родилась в 1934 г. в Чечне в селении Старые Адыги. У нее было три брата и одна сестра. Ее дед и дядя во время раскулачивания были лишены имущества и расстреляны. А в 1944 г. вместе с остальным населением Чечено-Ингушской АССР семья Зулай была насильно выселена в Казахстан. Ей в этом время было 10 лет. После тяжелого и долгого пути их поселили в городе Лениногорске (соврем. Риддер) на северо-востоке Казахстана. Всем было предоставлено общее жилье в большом помещении с деревянными лежаками. Не было отдельных комнат не смью. Выдавали талоны на еду. Родители Зулай были отправлены работать на завод по изготовлению извести, находившийся неподалеку. В 15 лет Зулай вышла замуж и переселилась в отдельную комнату. У них с мужем родилось двое детей. Через 16 лет жизни в Лениногорске люди получили возможность вернуться в восстановленную Чечено-Ингушскую АССР. Семья Сулеймановых собиралась на родину. Однако, это оказалось не так просто. Все дома в их селе были заняты пришедшими туда русскими. Пришлось жить в шалашах еще несколько лет, пока они не смогли оставить дома. По приезде домой Зулай стала работать в совхозе. Она оставалась на этой работе в течение 10 лет. После этого их семья, как и многие в Чечне, занялись выращиванием помидоров. Они продавали их во многих городах России. Зимой торговали семечками и так зарабатывали на жизнь. Затем Зулай пришлось пережить две Чеченские войны. Во время первой кампании они с семьей были беженцами в Дагестане, после начала второй кампании они решили остаться в родном селе. Оба раза пришлось восстанавливать хозяйство и дом, разрушенные бомбежками и мародерами. В настоящее время у Зулай четверо детей. Три дочери живут в г. Грозном и имеют свои семьи. Сын и внук живут в селе Чечен-Аул вместе с Зулай.