The following text is not a historical study. It is a retelling of the witness’s life story based on the memories recorded in the interview. The story was processed by external collaborators of the Memory of Nations. In some cases, the short biography draws on documents made available by the Security Forces Archives, State District Archives, National Archives, or other institutions. These are used merely to complement the witness’s testimony. The referenced pages of such files are saved in the Documents section.

If you have objections or additions to the text, please contact the chief editor of the Memory of Nations. (michal.smid@ustrcr.cz)

Роза Музаева (* 1955  )

Чеченская Мать Тереза

  • Родилась в 1955 г. в Казахстане

  • В 1957 г. вернулась с семьей в ЧИАССР

  • Получила среднее образование в Грозном, затем училась в Махачкалинском автодорожном техникуме

  • В 1968 г. вышла замуж

  • В 2000 г. начала сотрудничать с Чешской гуманитарной миссией

Роза Музаева родилась в 1955 г. в Казахстане. Она дочь высланных туда чеченцев. В их семье было семеро детей и жизнь была нелегкой. В одно утро судьба их изменилась. Вооруженные солдаты вывели отдельно мужчин, а потом выгоняли остальных, не разрешая с собой ничего брать. Мать Розы успела схватить пуховой платок. Это единственное, что ей удалось вынести из дома в тот роковой день. Их собрали на вокзале и посадили в вагоны для перевозки скота. Восемь дней длилась дорога, во время которой умер их дедушка. Его невозможно было похоронить из-за снега, поэтому его просто выкинули из вагона. Из состава выносили не только трупы, но умирающих людей. Сложно было и само размещение в вагоне – дело в том, что даже в таких условиях чеченцы не хотели отступать от традиций. Женщины седели в одной половине вагона, а мужчины в другой, смущались друг перед другом, что прибавляло сложностей. Рожающие женщины не могли кричать при родах, потому что старики и мужчины не должны были этого слышать. От этого погибали дети и страдали сами матери.

Когда чеченцы приехали в Казахстан их ждало распределение – кто и где будет жить. За этим следили сельсоветы. Режим был очень строгий. Даже если в соседнем селе у вас был родственник, вы не имели право туда ходить без разрешения коменданта. Через некоторое время режим смягчился. Это было очень важно, потому что часто семьи были раскиданы по разным населенным пунктам и иногда люди находили друг друга по прошествии долгого времени.

Условия жизни были крайне низким. Людей селили в заброшенные конюшни и бараки, есть были нечего, стояли морозы. Местные жители недоброжелательно отнеслись к переселенцам, считали их людоедами, бандитами, изменниками родины. Но находились люди, которые жалели чеченцев, делились с ними одеждой и едой, помогали как могли. Но их было мало. Через какое-то время местные разглядели в приезжих нормальных людей. У матери Розы в Казахстане остались приятели и друзья.

Семья Розы, к счастью, осталась вместе. При переселении родители Розы не смогли ничего взять с собой и начинали жизнь на другой земле фактически с нуля в г. Семипалатинске. Особенно трудным был первый год высылки. Приходилось терпеть холод и голод, жили в землянке, которую выкопал отец. Вокруг ближайшей рабочей столовой изголодавшиеся переселенцы собирали выброшенную мороженую картошку, чтобы сварить из нее похлебку и выкормить детей. Отец устроился на кирпичный завод. Так жили первые два года. Потом ситуация начала постепенно стабилизироваться: родители работали, купили корову, выращивали кукурузу. Все доставалось нелегким трудом. Но вскоре они уже стали жить лучше, чем другие переселенцы, потому что много трудились. Исчез недостаток в еде и одежде, появился достаток.

Семипалатинск был большим городом, вокруг него раскинулись плодородные земли. Отец рассказывал Розе, что там была такая почва, что все, что не посадишь, все вырастало. Конечно, при должно уходе.

Поэтому можно сказать, что то, как удалось выжить чеченцами после переселения в Среднюю Азию, во многом зависело от места, где выпало жить той или иной семье. Также важным фактором было отношение местных жителей и местной администрации.

Когда в 1957 г. выселенным народам было разрешено вернуться домой, чеченцы ликовали. Были танцы до утра, поздравления, объятия, слезы счастья. Однако, некоторые чеченцы остались, потому что у них уже было какое-то хозяйство и они боялись возвращаться домой и снова начинать все с нуля.

Когда семья вернулась на родную землю, их дом был занят новыми русскими жильцами, который не хотели его возвращать. Бывшим хозяевам и в голову не пришлось кому-то на это жаловалась, они боялись. В середине 90-х дочь той бабушки, которая жила в доме семьи Розы, продала Розиному брату их старый дом.

Сначала им пришлось жить по родственникам, потом купили участок, построили на нем простейшее жилье. Это было уже в г. Грозном. Отец стал работать на кирпичном заводе, а мать – на консервном. Потом отец начал заниматься плотничеством.

И отец, и мать Розы воспитывались своими дедушками и бабушками, росли без родителей, прошли через нелегкое детство, а потому всегда хотели большую семью. Но если они поженились по любви, то одну из сестер Розы, следуя местным обычаям, просто украл и женил на себе один отвергнутый ею молодой человек. Очевидно, что и во время высылки чеченцы сохраняли свою национальную идентичность и полностью придерживались старинных порядков своего народа. Сватовство, похищение невесты, выплата калыма пуховыми платками – это лишь малая часть соблюдаемых традиций.

История украденной невесты в случае старшей сестры Розы закончилась печальной – через несколько лет ее муж погиб в автокатастрофе, а она осталась одна с тремя сыновьями, которых надо было воспитывать одной. С тех пор она не выходила замуж, посвятила себя детям. Несчастная женщина потеряла всех троих мальчиков. Один из них был милиционером и был застрелен во время несения службы, двое других по иронии судьбы также как отец погибли в автомобильных авариях. Остались у нее только внуки.

Сама Роза закончила десять классов школы, поступила в Махачкалинский автодорожный техникум, потом училась на телеграфистку, на диспетчера. В 1978 г. она вышла замуж.

Во время второй Чеченской войны Роза с семьей жила в палатках в Назрани. К счастью, их дом в Грозном остался цел. Вернее, только его стены. Но и это было удачей в те тяжелые времена. Им очень помогла Чешская гуманитарная миссия. Роза отправила детей в Урус-Мартан, откуда был родом ее муж. А сами они вернулись в Грозный, чтобы заняться восстановлением дома. Вместо крыши сначала использовали какие-то куски железа и шифера, чтобы во время дождя внутри было сухо. Однажды к ним приехала женщина из администрации вместе в Петрой Прохазковой из организации «Человек в беде». Они обратились к Розе как к бывшей квартальной с просьбой переписать всех жителей в квартале, составить списки тех, кому нужна помощь. Через некоторой время списки были составлены и Петра попросила Розу сообщить людям, что они могут прийти и взять необходимые им вещи. Это были матрасы, на которых можно было спать, одеяла, которыми можно было укрываться, тенты для временной замены крыш. Это была первая помощь, которую получили эти люди по окончании войны.

Затем Петра Прохазкова предложила Розе постоянную работу. Это было чудом для Розиной семьи. В месяц она стала полчать 500 руб., ведро муки и бутылку подсолнечного масла. Но и эта малость была для нее сокровищем. Сейчас она главный организатор помощи и представитель чешской гуманитарной миссии.

С тех пор Роза и люди из «Человека в беде» помогли очень многим. Они занимались доставкой продовольствия, улучшением жилищных условий тех, кому приходилось жить в подвалах, устроением судеб детей-сирот, медицинской помощью и т.д.

Затем была открыта программа «Беркат», которая помогала целым семьям. Был организован лагерь помощи «Спутник».

Оказывалась поддержка и одиноким старикам. После войны они оказались в ужасных условиях, брошенные своими детьми. В основном это были русские старики. Сейчас их расселили по общежитиям. Многие из них сейчас получили квартиры от государства через президента Кадырова.

Работа гуманитарных организация встречала на своем пути много препятствий и опасностей, - обстрелы, окружения, взрывы, преследования, неприятие со стороны военных и местного населения (им не нравилось, что эта помощь получали русские). Было страшно. Так продолжалось примерно до 2005 г.

 

Роза помогла очень многим люди за последние годы, помогла найти кров, пропитание, медицинскую помощь и простое утешение. Она и ее коллеги объезжали город в поисках людей, которым нужна помощь. Помогали людям без документов, заботились об инвалидах, обеспечивали нуждающихся гуманитарной помощью.

 

Отдельный рассказ можно посвятить тому, как чеченцы чтут свои традиции. Роза считает, что ее народ выдержал тяготы войны благодаря обычаю взаимопомощи и почтения к старикам. В Советском союзе некоторые чеченские традиции пытались искоренить. Связано это было, в основном, с религией. Многие мусульманские священнослужители были репрессированы. За соблюдение поста или молитву могли исключить из комсомола или выгнать из партии. Все молебны проводились тайно.

Интересен тот факт, что в городских школах в Чечне не преподавали чеченский язык, потому что в городах основное население было русское. Но на селе, где большинство составляли чеченцы, изучался, конечно, и язык, и соблюдались чеченские традиции. В семья также говорили на родном языке.

 

Сейчас в Чечне день выселение – 23 февраля – официальный выходной, день, когда поминают всех погибших во время насильного переселения. В этот день в советское время отмечался День Советской Армии, что было достаточно болезненно для чеченцев. В наши дни эта тема стала, наконец, открытой. О событиях 40-50-х гг. сегодня знают гораздо больше, чем при советах, - о них говорят по телевизору, у стариков берут интервью, снимают фильмы, пишут книги, ставят спектакли и т.д. Молодое поколение сейчас обладает более широким кругом информации, чем старшее поколение, воспитывавшееся в советских школах во время запрета на подобные воспоминания. Интересуются событиями прошлого и зарубежные организации, в том числе «Память народа». Люди, у которых берут интервью представители этой организации, относятся к такому интересу по-разному. Кто-то с охотой рассказывает обо всем, а кто-то боится, что подобное интервью может быть в будущем воспользовано против них или их детей.  Страх глубоко засел в их душе.

Поиск человека, который мог бы рассказать что-то о своей жизни проходит достаточно просто – через знакомых.